Как вести себя крупной компании в условиях кризиса. На что обращать внимание.

Что же касается точки зрения на само исполнение работы, то даже на Западе никто никогда не предоставляет абсолютно четкой документации, по которой можно работать, в самом начале. Аргументируют, что на стройке многое будет меняться. Но только все изменения должны учитываться: если ты сделал больше работ или лучше, чем отражено в бумагах, тебе за это должны честно платить. В противном случае такие контракты просто разоряют компании. И таких примеров за последние годы становится все больше. В результате сложилась практика, когда при строительстве сложнейших объектов начинают работать без проработанной проектной документации. Заказчик обещает, что заплатит, но не платит – предлагает потерпеть. Подрядчик терпит, но ему все равно не платят. Он уже готов все бросить и уйти, но он же потратился – нанял монтажников, построил для них городок, закупил оборудование. Так все и тянется. Не платят, долги растут. Говорят, что в России много воруют. Но есть такое подозрение, что воруют существенно меньше, чем выбрасывают на ветер.

Сложности с государственными проектами.

Кроме того, действует «презумпция виновности» и это тоже очень вредно. Как только открывается крупный государственный проект, сразу возникают обвинения в коррупции. Например, компания работает на космодроме «Восточный». Это «стройка века», именно такие проекты хочется делать, ими гордишься. Космос – это вообще что-то из детства. Там люди работают с полной самоотдачей. Но на объекте сейчас прокуратура, Счетная палата. Обвинения в воровстве колоссальные, не в сторону компаний-исполнителей, конечно. Но из-за тотальных проверок платежи затягиваются. При этом компания там работает и что-то воровства не видит. Там просто стоимость строительства дороже. Во-первых, это сложнейший проект – такого нет нигде и действительно сразу все учесть невозможно. Во-вторых, он удаленный – ни дорог, ни населенных пунктов, ни людей, соответственно. В-третьих, государство практически не авансирует поставки, а значит, поставщики вынуждены страховаться и закладывать стоимость денег. Много импортного оборудования, а тут курсовые скачки. Конечно, из-за этого происходит удорожание. А когда руководители вынуждены тратить много сил на объяснения с проверяющими, качественно управлять проектом не получается – на это времени не остается. То есть в целом это проблема фантастической неэффективности. У многих компаний довольно большая часть бизнеса – это сложные инженерные системы, но участие в строительных проектах становится сейчас все более и более рискованным.

Когда участвуешь в крупных проектах, надо все прописывать и оговаривать. Но проблема в том, что большинство крупных контрактов разыгрывается на конкурсах и текст контрактов не может быть изменен. Более того, даже ТЗ в процессе реализации иногда меняться не может. К чему это приводит? Вот пример. Заказчик разыгрывает поставочный конкурс с большим количеством позиций, бывает реально тысячи позиций. К сожалению, не всегда специалисты заказчика обладают серьезной квалификацией и не могут знать все о заказываемом оборудовании. Какие-то компоненты могут быть несовместимы, а отдельные позиции вообще сняты с производства. В коммерческом секторе и на этапе подготовки, и в процессе реализации контракта всегда можно объяснить заказчику, что надо поменять ТЗ и это принесет только пользу заказчику. И компанию-подрядчика всегда услышат. Но с госконтрактами получаешь штрафные санкции просто потому, что недопоставлена одна конкретная позиция из тысячи. Хотя никакой вины исполнителя нет. Даже если это оборудование снято с производства – замена невозможна. Даже если эта позиция стоит 3 руб., может быть автоматически снято до 30% стоимости всего контракта – ровно размер банковской гарантии исполнения контракта. И свою правоту исполнитель потом вынужден отстаивать в суде. В итоге работа становится неэффективной.

Что же можно поменять в связи с кризисом?

Если просто говорить, что в связи с кризисом всё стало сложнее, но при этом вести себя по прежнему, то никаких оснований на то, что что-то поменяется, нет. Поэтому сейчас многие компании активно думают над изменениях в системе работы, позволяющие по другому осуществлять проекты и повысить уровень жизни их исполнителям. Сейчас все компании думают о том, что можно изменить, что они могут себе позволить для улучшения позиций на рынке.
Например, если в компании есть люди, которые не работают над проектами, то они попросту ненужны — это лишние траты, которые бессмысленны. Никто не может себе позволить такие траты. Сейчас нельзя позволить себе быть неэффективным, поэтому компании должны искать и использовать резервы для своего улучшения, это очевидно.
Следует внимательно следить за нагрузкой сотрудников, проводить необходимую оптимизацию. Но благодаря тому, что растет количество трудоемких проектов, за целый год у многих компаний количество сотрудников не уменьшилось. Сейчас нужны высококвалифицированные профессионалы, которых вряд ли будут увольнять. Но в целом, если компании нужно существенно сократить свои затраты, то можно заняться и увольнением. Хотя бы потому, что исполнителям сейчас будет легче найти новую работу, чем через какое-то время. К тому же, человек должен быть чем-то занят, иначе он будет чувствовать себя очень не комфортно и станет деградировать, потеряет квалификацию.

Но тут нужно обратить внимание на то, что если массово сокращать людей и закрывать проекты, то из кризиса это выйти не поможет, ничуть. Развитие остановится, люди будут меньше тратить, рынок сожмется и встанет ритейл. Таким образом кризис сможет длиться сколь угодно долго.

На счет дистрибуции в 2015 году.

В 2013 году дистрибуция обеспечивала до 50% выручки. Но сейчас многие компании такого плана просто уходят с рынка, это направление в нашей стране сокращается. Но есть надежда на зарубежные бренды, которые стремительно растут и благодаря им можно получить неплохую прибыль. В пример можно привести тот же Apple. Дистрибьютор, который начинает продавать, к примеру, iPhone, сразу увеличивает обороты своего бизнеса почти на полмиллиарда долларов. Если считать дистрибуцию без Apple, то она уменьшается, а если с Apple – увеличивается. Маржа в дистрибуции мобильных телефонов низкая, но и направление в итоге прибыльное за счет больших оборотов. Apple продолжает удивлять мир и благодаря их продукции многие дистрибьюторы будут оставаться на плаву.

На рынке будет банкротство, поэтому многие компании будут стараться вырастить свой бизнес путем слияний и поглощений. Причем, если по началу такие сделки будут проводиться только для того, чтобы повышать эффективность собственной компании, то в дальнейшем они будут всё более рискованными. Сейчас нужно развиваться немножко в другом направлении — стоит инвестировать в развитие людей, делать из них элиту бизнеса. Сейчас лучше работать с одним небольшим элитным подразделением, чем с кучей менее специализированных и квалифицированных. Разумная компания будет стараться лелеять элиту и постарается не потерять ни одного человека.
Стоит работать на международном рынке, стараться прорваться в конкурентную среду, где можно получить в случае выигрыша хорошую прибыль. Если оставаться на внутреннем рынке, но конкурентов будет меньше, но и прибыль будет достаточно небольшой.
Кроме того, сейчас почти нет компаний без провала в финансировании, так называемая подушка безопасности есть мало у кого. Получить кредит сейчас можно, но ставки в 20-25% годовых очень высоки и нужно хорошо подумать перед тем, как брать большую сумму на тот или иной проект. Валютные кредиты есть смысл брать в том случае, когда проект обеспечит валютную выручку. Страхование рисков аналогично — чтобы не зависеть от колебания курса валют, нужно переходить на ту, в которой проходят все операции. Например, если есть рублевый контракт, но по нему нужно закупать оборудование в валюте, то лучше брать рублевый кредит и покупать на него валюту.

Но даже учитывая то, что ситуация с кредитами сейчас тяжелая, в 2015 без них не обойтись. Нужно лишь постараться брать как можно меньше. Кроме того, желательно брать деньги с клиентов еще до проекта, а не после него, когда повышается риск неуплаты. Особенно это касается государственных заказчиков, которые неоднократно создавали проблемы с оплатой.
Приемлемая ставка кредита — 10 или даже 5% – тогда уменьшится инфляция, кредиты станут выгодны всем. Но пока что ожидать её малореально.
Компаниям не стоит ориентироваться и на убыточные проекты, после завершения которых заказчик сможет дать что-то более прибыльное.

И немного о ручном управлении.

В последние годы все в нашей стране говорят о том, что ручное управление является более эффективным, но это неправда. Несмотря на то, что у нас в стране хорошие доходы от газа и нефти, развитие идет медленнее, чем в других странах, у которых такого источника дохода нет. Для того, чтобы что-то поменялось, нужно поменять основной тезис — лучше всё собрать, а потом разделить. В первую очередь, государство должно оставлять больше денег в экономике, сократить бюрократию и количество процедур, это очевидно. Конечно, можно быть успешной компанией при любой экономике, но тем не менее.
Для того, чтобы сделать качественный скачок, России может понадобиться и несколько лет, и десятилетия — тут не угадать. Но при сегодняшнем уровне развития технологий вполне можно лет за 5-10 сделать из России прекрасную страну.

Сейчас многие компании думают о том, чтобы параллельно развиваться в других странах. Тут следует заметить то, что одновременно эффективное развитие по нескольким проектам будет малоэффективным и может вообще не дать результатов. Сосредоточиться нужно на чем-то одном. И лучше, если это будет компания в России, которая своими действиями сделает свой вклад в выход страны из кризиса. Наша страна находится в гораздо более эффективном положении, чем многие другие, поэтому есть все перспективы для её роста, для роста уровня жизни всего населения.

2015-10-26T15:26:29+00:00 Categories: Pro бизнес, Публикации|